20:40 

Долгострой (6/7)

Мифоплет
Я не волшебник, я - сказочник.
    то ж, дело движется к логическому концу, сегодня у нас предпоследняя часть. Интрига, смею надеяться, закручивается, одни вопросы разрешаются, другие тут же появляются… Развитием истории я довольна. Недовольна другой вещью, но об этом разговор пойдёт через неделю, когда я выложу окончание. Тогда же буду подводить итоги.
    Что сказать об этой части помимо общих слов? Да, размер. Дабы не обрывать повествование не просто на полуслове, да ещё и на довольно напряжённом фрагменте, я немного уменьшила эту часть, вместо традиционных 50 т.з. «отрезав» 45. Мне нравится как выглядит этот кусочек в подобном виде, наличествует и логика, и внутренняя целостность. И больше текстового пространства остаётся на финал. Ему это не помешает.
    А ещё работая над этой частью, я уяснила для себя один забавный факт: мне нравится вплетать в повествование маленькие отсылки к уже написанным вещам. Это придаёт картине большую связность и весомость, появляется ощущение что события не только происходят с героями, но и накладывают на них свой отпечаток, формируют прошлое – совсем как у живых людей. Мне, как писателю-самоучке было приятно открыть эту закономерность. Плюс, она привносит в творчество дополнительный элемент игры (я уже не говорю про присутствующие в тексте «шутки для личного использования»; по крайней мере той, что в третьем кусочке, я очень горжусь, хотя, чтобы заметить её, надо быть в курсе фольклора студентов-технарей).
    Да, этой частью отдаю долг чести автору второго выданного мне персонажа. Анда, твоя девочка здесь играет ведущую роль. Памятуя о нашем разговоре о выделении текстового пространства под героев, думаю тебе это будет приятно.


    "Ведьмин трактир", эпизод четвёртый, часть шестая, в которой всё поворачивается неожиданным боком.

История четвёртая
Окружающий мир
Светлые
Часть 6 из 7



    Я не ожидала что несколько часов вынужденного безделья, оставшиеся до прибытия Валески, получатся такими нервными. Нет, поначалу всё складывалось довольно мирно: за поздним завтраком (для вампира и человека это был совсем не ранний обед) я растолковала своим спутникам суть павшего на нас проклятия, повторила предупреждения Марги и наметила план на оставшийся день и грядущую ночь. Но это заняло лишь чуть больше часа, и далее мы просто ждали. С учётом того, что после вчерашнего происшествия отношения между Кристофером и Теодором перешли в разряд необъявленной войны, атмосфера в доме царила тяжёлая. Будь моя воля, я бы просто сбежала на улицу, да мешали воспоминания о «приключениях» последних дней. Хватило с меня грабителей из переулка, Коры и Райка, это уже не говоря о проблемах с друзьями. Искать лишние неприятности… я доверила подобное сумасбродство человеку, не вытерпевшему всеобщего молчания. Буркнув что отправляется рынок, он прихватил оружие и скрылся с такой скоростью, что я слово вставить не успела.
    Впрочем, даже упрямой гордости Теодора хватило минут на сорок. По истечении этого срока он вернулся, сжимая в одной руке полупустую бутылку, а в другой – шпагу и ножны. Судя по алым разводам на клинке, для нас становилось проблемой дойти хотя бы до конца улицы. Думать о том, как мы в таких условиях будем возвращаться в тёмные земли и, более того, пересечём их, мне не хотелось. Вместо этого, перебравшись от камина на лестницу, я продолжила наблюдать за друзьями.
    Кристофер маялся от безделья. Достав гитару, он бездумно раскручивал колки, а потом пытался настроить её обратно. Я в это дело не вмешивалась, лишь морщилась от слишком неприятных звуков. Можно было попросить вампира не шуметь, но по природе своей деятельный Защитник тогда нашёл бы себе менее безопасное занятие. По крайней мере, Теодор его «музыку» игнорировал, и это означало, что в ближайшее время нам не светят очередной скандал или драка.
    Сам же человек, заняв освобождённое мной кресло, приводил в порядок своё оружие. Почистив шпагу, он принялся за пистолеты, с таким же, как и у Кристофера, упорством разбирая их и внимательно изучая каждую деталь. При этом блондин ежеминутно прикладывался к принесённой с рынка бутылке. Разум, будто бы желая сыграть со мной злую шутку, подбросил картинку из детства: отец, правящий лезвие затупившейся косы, точно так же выпивал за этим занятием. Только, в отличие от него, на Теодора алкоголь абсолютно не действовал. А во всём остальном – точная копия воспоминания без малого двадцатилетней давности, мне даже не по себе стало: настолько человек напоминал того, кого я хотела забыть больше всего на свете.
    Странно, но раньше я абсолютно не задумывалась о том, что блондин был почти что ровесником моего отца. Возможно, лет на семь-восемь младше, но по меркам тёмных это несущественная разница. По меркам тёмных… жизнь в Городе заставила меня забыть о том что людей нельзя оценивать этими критериями, а новость о собственном исконно-демоническом долголетии – об их сроках жизни. Интересно, сколько осталось Теодору? По годам-то он был самым младшим из моих друзей, но выглядел ровесником Кайлы. А в данный момент: вымотанный, злой, с растрёпанными волосами, кажущимися в полумраке дома седыми, и прорезавшими лоб морщинами – даже старше. В моей деревне мужчины редко доживали до семидесяти. Блондин явно не собирался сдаваться так легко, но с подобным образом жизни его хватит ещё лет на десять-пятнадцать, потом… Это мы сохраняем свою силу до последних дней, светлым же свойственно постепенно угасать по достижении определённого возраста. Кому-то раньше, кому-то позже, но одиннадцать лет жизни среди людей убедили меня в том, что этот процесс неизбежен. Сколь бы ни был силён и самоуверен Теодор в данный момент, его часы били громче, чем у всех остальных моих знакомых.
    Десять лет, да?.. Я поймала себя на мысли, что мне будет трудно отпустить этого весёлого наглеца когда придёт его срок. Несмотря на все разногласия, даже несмотря на события последних дней, он стал мне дорог. Как интересный рассказчик, как друг, как наставник, как…
    – Ещё немного, и у меня в затылке будет дырка. Хватит, Аш.
    Нарочито-грубый голос человека вырвал меня из задумчивости и пробудил успевшее затихнуть раздражение. Возмущённо фыркнув, я смерила блондина ледяным взглядом и зло прошипела:
    – Куда хочу, туда и смотрю; уж кто-кто, а люди мне в этом не указ.
    – Кичишься своим происхождением, девочка? – Почувствовав потеху, Теодор отложил в сторону полусобранный пистолет. – Больше хвалиться нечем?
    – По крайней мере, моим народом можно гордиться, в отличие от твоего. Без людей этот мир явно был бы чище и спокойней. Особенно без подобных тебе!
    – Какие громкие слова… милая моя, ты забываешь, что твоя мамаша тоже была человеком. Что, и её в ту же печку?
    – Легко! – Я осклабилась, демонстрируя совсем не человеческие клыки. – Уж я-то по этому поводу переживать точно не буду. А прихватишь с собой моего батю – ещё и спасибо скажу.
    Блондин посмотрел на меня странным взглядом; кажется, там были удивление и брезгливость, будто бы я оказалась неведомым омерзительным зверем, случайно попавшим человеку на глаза. Мне, однако, было плевать на эту неприязнь.
    – Никогда не думал, что ты можешь быть такой дрянью, Ашши.
    – Кто бы говорил! Сам ведёшь себя как последний…
    – Заткнулись… оба!
    Еле сдерживаемый гнев в голосе Кристофера заставил меня обернуться. Вампир окончательно потерял контроль над собой: застыв посередине комнаты, он переводил взгляд с меня на человека и обратно, ощерившись и сжимая кулаки. Он даже форму сменил, явно готовый к драке либо расправе – в зависимости от того, кто из нас первым подаст голос.
    Молчание затягивалось. Я не рисковала и дальше злить вспыхнувшего Защитника, Теодор же, хотя всем своим видом и выражал готовность к поединку, но лезть на рожон не спешил. Походило на то, что ему доставляло удовольствие именно доводить вампира, даром что победитель в гипотетическом поединке был определён заранее. Чего только стоил лиловый синяк на скуле человека, оставшийся после вчерашнего вечера! Сейчас же, приготовившийся не столько драться, сколько убивать, Кристофер разорвал бы человека на куски.
    Не дожидаясь осуществления расправы, я благоразумно сбежала из комнаты, найдя себе новое место на крыльце. Мне не хотелось знать сцепятся ли они или нет, и чем это закончится. Хватит! Я и без того всю неделю переживала о сохранности шкур своих спутников. Если им вздумалось поубивать друг друга таким глупым способом – воля их, я вмешиваться не стану.
    Мысль о том, что вампир и человек сцепились по моей вине, в то время даже не пришла мне в голову.

    Я сама не ожидала что после всей этой нервотрёпки сумею задремать. Однако же, на мгновение закрыв глаза, открыла я их часа через полтора, и то только потому что почувствовала рядом с собой непонятное шевеление.
    – Крис?..
    – Спи дальше, – вампир легко коснулся моего затылка, заставляя опустить голову обратно на его плечо, – приедет Валеска – я тебя разбужу.
    – А…
    – Спи.
    Не желая спорить, я подчинилась мягкому приказу. Было в тот момент в Защитнике что-то такое, что раньше оставалось сокрытым. Некая опасная сторона могущества, связанная не столько с физической силой, сколько с ощущением превосходства. Схожие чувства рождал во мне истинный облик Марги, но их с Кристофером родство раньше для меня ничего не значило. Нынче же общая кровь не требовала иных доказательств, кроме как этого не выразимого словами впечатления. Кажется, князь был прав, говоря что умение справляться со своими внутренними зверьми куда важнее самого их наличия… Ибо если эта смесь покровительства и неверия останется в отношении Защитника ко мне, то вряд ли нам удастся сохранить прежнюю дружбу.
    Но не сейчас. Поправляя на плечах неведомо откуда взявшийся тёплый плащ, я прислушалась к состоянию друга и почувствовала только абсолютное безразличие. Не предвкушение скорой развязки, не азарт напавшего на след охотника и даже не свойственное Кристоферу волнение. Ему было всё равно чем закончится дело, и закончится ли вообще. Первый раз в своей жизни я видела, как строптивый Защитник опустил руки и позволил себе плыть по течению.
    – Крис… – я сама не знала что собираюсь сказать, но чувствовала необходимость хоть как-то поддержать друга.
    Вампир промолчал, только лежащая на моём плече ладонь стала заметно тяжелее. От безысходности хотелось выть в полный голос и курить. Охлопав карманы, я извлекла из нагрудного смятый бумажный цилиндрик. Здесь, в отличие от Города, трубок не признавали.
    Серый, отвратительно пахнувший дымок быстро терялся в наступающих сумерках. Докурив первую сигарету, я надсадно раскашлялась и тут же запалила вторую. Кристофер просительно подставил ладонь, хотя его слова плохо вязались с этим жестом:
    – Не стоит, Аш. Тебе и так досталось, дай своему телу отдохнуть.
    – Дома отдохну. – Передав уже тлеющую сигарету вампиру, я немедленно потянулась за третьей. – Но там Кайла курить мне не даст.
    – И правильно сделает. А то мы с тобой сейчас не лучше Теда: тот надирается, но не может опьянеть, мы же пытаемся спрятаться за дымом.
    – Не философствуй, ни от чего я не прячусь. Просто надо хоть чем-то руки занять.
    И мысли. Но я не стала говорить об этом Кристоферу, удовлетворившись невесёлым фырканьем с его стороны. К тому же, одновременно можно было либо разговаривать, либо вместе курить, так что я предпочла второе занятие.
Валеска появилась на закате, когда мы с вампиром по-братски делили последнюю сигарету. От дыма слегка мутило, но демоническая кровь ещё справлялась с этим ядом, лишь оставляя в горле ощущение чьих-то тонких царапающих когтей. Устало запрокинув голову на плечо Кристофера, я бездумно разглядывала укрытые нашим дымом облака, и потому обратила внимание на леди только тогда, когда та заговорила:
    – Умудрились же вы найти себе приключение, милые мои.
    – Добрый вечер.
    – Здравствуй, мальчик. Здравствуй, ибо для вас вечер совсем не добрый.
    – Я соскучилась по твоему сарказму, Вал.
    Миниатюрная некромантка озадаченно посмотрела на меня, затем перевела взгляд на вампира. Тот взмахнул рукой с зажатой в ней сигаретой, будто бы хотел сказать «Вот так мы и живём». Валеска совсем не радостно улыбнулась.
    – Боюсь, я слишком многого не знаю о происходящем, чтобы оценить твой юмор, Ашши. Просвети меня, пожалуйста.
    – А что тут просвещать? – отобрав у Кристофера остатки сигареты, я крепко затянулась. – Можешь посмотреть на Плане, там всё видно. Словили же… – вовремя не выпущенный дым заставил меня вновь раскашляться, – словами… долго.
    Леди ничего не ответила, только задумчиво склонила голову набок. Послушалась ли она моего совета или просто размышляла, я понять не могла: истрёпанный ночной ворожбой дар не давал чувствовать столь тонкие изменения Плана.
    – Нехорошо-то как… – Сочувствующе покачав головой, Валеска сделала шаг вперёд и коснулась наших с вампиром плеч. – Идём, милые. Мне надо во всём разобраться и помочь вам. Твой дедушка, Ашши, очень волнуется…
    – Знаю, – угрюмо буркнула я.
    – …и твой брат тоже, мальчик мой, – закончила леди обращённую к Кристоферу фразу. И только после этого вновь взглянула на меня. – Проклятие – ещё не повод опускать руки и сдавать, Аширра. Если ты уже проиграла, то от всей моей помощи не будет никакого толка.
    Аширра… Нервно дёрнув плечом, я фыркнула и нарочито громко затопала по лестнице, направляясь за ушедшим к себе Теодором. У Валески, как и у Марги, была странная привычка использовать моё полное имя только тогда, когда она была чем-то недовольна. В данной ситуации это раздражало наравне с вроде бы ставшим привычным покровительственным тоном некромантки. Я даже не знал, что звучит хуже: это «Аширра» или вечное «девочка моя».
    Пнув ногой ведущую в комнату человека дверь, я чуть успокоилась и даже нашла в себе силы тихо объяснить блондину чего от него хочу. Появление леди обрадовало Теодора, ибо сулило продолжение зашедшего в тупик дела. Я оптимизм приятеля уже не разделяла, но к «военному совету» присоединилась, готовая поделиться с Валеской полученной накануне информацией.
    Мы проговорили до самой ночи. Некромантка, сдёрнутая моей просьбой о помощи, мало что знала о сути нашей беды, хотя в проклятиях разбиралась лучше многих. Тут пригодилась и тщательно оберегаемая Кристофером бумажка с текстом заклинания, и указания Марги, и даже само наличие в нашей компании человека, наиболее уязвимого к воздействию неведомого колдуна. Собрав все данные в одну кучу, Валеска сделала, в общем-то, предсказуемый вывод:
    – Отправляемся на кладбище. Этого бедолагу, вторую жертву вашего колдуна, похоронили?
    – Разумеется, – на редкость серьёзно кивнул блондин. – Летом с такими вещами не затягивают.
    – Это правильно. – Поднявшись с кресла, леди Делия мельком заглянула в зеркало, одёрнула платье и поправила рассыпанные по плечам волосы – уже не белые, а светло-льняные. – С мертвыми надо обращаться почтительно, сколь бы ужасны мы ни были при жизни. Подобное отношение облегчает и без того не слишком простую работу некромантов.

    Кладбище располагалось за чертой города, недалеко от того леска, в котором мы с Кристофером тренировались. Добрались, к моему удивлению, без особых приключений, разве что слегка облегчив кошельки: золото по-прежнему усыпляло любопытство патрулей и стражи на воротах. Вариант тихо перебраться через стену, увы, пришлось отринуть: для перевозки необходимого Валеске снаряжения потребовались лошади. О том, какими способами вампир и человек добыли всю это кучу барахла менее чем за час, я предпочла не задумываться. И о тихо стонущем содержимом перекинутого через седло моей лошади мешка – тоже.
        На самом погосте было тихо как на… как на кладбище. Осмотревшись в поисках хоть какого-то сторожа и не найдя его, Кристофер скептически подёргал высокую, в полтора его роста, кованую решётку. Та едва заметно качнулась, заскрипев цепляющимися друг за друга завитками металла. Вампира результат проверки удовлетворил, и он буквально взлетел по ограде вверх, на мгновение задержался, всматриваясь в продолжающуюся по ту сторону ворот дорогу, но не нашёл ничего заслуживающего внимания и легко спрыгнул. Через несколько секунд мы уже были на территории кладбища.
    Дальше вёл Теодор. Уверенным шагом человек двинулся в северо-восточную часть погоста, пояснив, что там хоронили всех тех, кто не сумел скопить денег на приличное место. Пробираясь меж высоких каменных статуй и древних осин, посаженных прямо на могилы, я чувствовала засевший где-то над сердцем страх. Чудно было тёмному бояться мёртвых, особенно находясь в компании самовоскресившейся некромантки, но я боялась.
–    Всё в порядке. – Догнав меня, Кристофер зашагал рядом; я на миг прижалась плечом к его плечу. – Здесь не опасно.
    – Знаю, но…
    Негромкий оклик блондина не дал мне закончить фразу. Вампир, впрочем, всё понял и ободряюще взлохматил мне волосы. Мы пришли.
    Не успевшая слежаться земля над могилой возвышалась низеньким холмиком. В этой части кладбища не было статуй, только однообразные каменные плиты. На «нашей» красовались три ряда грубо выбитых символов (руны или буквы – я не помнила как именно записывается человеческая речь) и какая-то завитушка, по виду символизировавшая растительный узор. Валеска на подобную «красоту» покосилась с явным неодобрением, но комментировать увиденное не стала.
    Работали молча. Пока мужчины на пару мародёрничали, выкапывая будущего клиента леди, я помогала некромантке устанавливать магический экран. Вблизи от города проводить ритуал воскрешения без чародейской «глушилки» было истинным самоубийством, нас засекли бы все кто обладает хоть каплей дара. Валеска же могла позволить себе такую роскошь, как потратить часть сил и концентрации на отвод любопытных глаз.
    Закончив с разметкой земли, влажной от накрапывавшего днём дождя, мы с леди принялись готовить оборудование для самого ритуала. Какие-то снадобья, мешочки, толстенная книга заклинаний в окованном бронзой переплёте и случайно попавший мне под руку острейший нож... За нашими спинами послышался стук металла по дереву и негромкая, но отчётливо различимая ругань Теодора. Если бы я знала человека чуть хуже, то подумала бы, что он пытается спрятать за сквернословием страх.
    – Достали, мальчики? – На миг отвлёкшись от копания в поясной сумке, Валеска обернулась к добровольным могильщикам. – Хорошо. Теперь снимите крышку и идите погуляйте полчасика, мы с Ашши управимся сами. Не для ребят это зрелище.
    Зря леди произнесла последнюю фразу. Блондин, гордость которого раньше хоть как-то уравновешивалась благоразумием, незамедлительно вскинулся и довольно нелестно отозвался о тех, кто считает его «нервным слюнтяем». Затем обвёл нас пылающим взглядом, на что Валеска равнодушно улыбнулась, а я покачала головой. Кристофер же тираду полностью проигнорировал: расправив рукава рубашки, закатанной на время земляных работ, он перевесил кинжалы за спину и бодро зашагал прочь. В отличие от Теодора, Защитник знал, что, будь ты хоть трижды вампир, ритуалы магии смерти вряд ли придутся тебе по душе. Некромантия – женское дело, на худой конец ей могут заниматься те, кто сам прошёл через нечто подобное. И дело тут не столько в брезгливости, сколько в объективной способности легче относиться к творимым собственными руками мерзостям.
    Проводив Кристофера удивлённым взглядом, человек нахмурился. Он успел убедиться, что кого-кого, а вампиров из рода Сангре трудно назвать трусами или пугливыми барышнями, так что лёгкость, с которой Защитник подчинился приказу, навела блондина на размышления. Ещё раз покосившись на стоявший у его ног гроб, Теодор изучил подготовленное к ритуалу снаряжение, методично шепчущую себе под нос Валеску, переставший брыкаться мешок… и, традиционно выругавшись, ушёл вслед за Кристофером. Я завистливо вздохнула.
    – Не волнуйся, девочка, – от некромантки не утаилось это проявление слабости, – я не задержу тебя надолго, только общую формулу доплетём. А потом отправишься к мальчикам. Не думаю, что этот приют обречённых – хорошее место для их очередной склоки.
    Благодарно кивнув, я вернулась к прерванному коротким разговором занятию – установлению базовой сети, на которую Валеска потом наложила бы чары. Подобную грубую подготовительную работу можно было проводить и на моём ослабленном резерве, но зато она экономила время леди. Сама же некромантка, придирчиво изучив тело неудачливого вора, вырисовывала на его гробу непонятные мне символы. Постепенно они стали наливаться неприятным тёмно-фиолетовым светом, в кладбищенской темноте казавшимся особенно мрачным. Нервно сглотнув, я поспешила зажмуриться и отойти на несколько шагов. Да, крестьянского ребёнка трудно напугать выпотрошенной тушей, но не когда эта туша пару дней тому назад была живым человеком!
    – Хватит, Ашши, – скрываясь на Плане от столкновения со смертью, я не сразу обратила внимание на слова Валески, – дальше я продолжу одна. Тебе нужно передохнуть. Найди своих друзей и возвращайся через четверть часа, у меня всё будет готово. Вам же нужна только память этого бедолаги?
    – Да, – хрипло пробормотала я, стараясь дышать через раз. – Не хватало ещё по всему погосту за ним бегать.
    – Не придётся, милая. От меня если кто и бегает, то только живые.
    Я нервно закусила губу, заглянув в антрацитово-чёрные из-за ночной тьмы глаза леди. Она на редкость легко относилась к тому факту, что большую часть жизни провела в облике самовоскресившегося трупа, но лишние напоминания, особенно в столь пренебрежительной форме, были неуместны. Будто бы мало нам ехидства Теодора, превратившегося в неприкрытое хамство!
    – Иди, девочка моя. Иди, пока у тебя хватает благоразумия чувствовать границу и вовремя останавливаться.
    Пристыженная, я многословно извинилась перед подругой и действительно ушла. Всё столь же ровный и мягкий голос некромантки нараспев читал заклинание, и только скрежет досок нарушал его мерное звучание. Появившийся было соблазн обернуться мигом исчез, сменившись волной подкатившей дурноты.
    Кристофер нашёлся довольно быстро: вампир устроился на рухнувшем надгробии и бесцельно ковырял кинжалом землю. При моём появлении Защитник поднял голову и вопросительно вздёрнул бровь.
    – Ждём, – ответила я на незаданный вопрос. – Вал нужно время на проведение ритуала.
    – Ясно.
    – А где Тео? – Оглядевшись в поисках подходящего места и не найдя его, я привычно устроилась рядом с Кристофером.
    – Где-то здесь гуляет, я за ним не следил. Найти?
    – Рано ещё. Не будем мешаться под ногами у профессионала, леди и так не слишком просто. Кажется, некроманты получают мало удовольствия от общения с жертвами подобных «несчастных случаев».
    – Я и сам-то был не рад, когда нашёл этого паренька. – Вампир криво усмехнулся. – Уж больно неаппетитно он выглядел.
    – Можно подумать, будь у него голова на месте, то ты бы не удержался и пообедал!
    Кристофер в ответ на мою мрачную шутку промолчал, с самым что ни на есть невинным видом взглянув на затянутое тучами небо. Я испуганно сглотнула. Защитник не любил врать, в деликатных ситуациях предпочитая вот так вот многозначительно отмалчиваться. Неужели, ткнув пальцем в небо, я попала в одну из маленьких тайн своего приятеля? Или тайнами они были только для меня, для самого вампира являясь привычными, даже бытовыми вещами? Риск получить утвердительный ответ на прямой вопрос заставил меня промолчать.
    Мелкий дождь и не думал усиливаться, противной моросью оседая на всклокоченных волосах. Зябко прижавшись к Кристоферу, я поминутно чихала и предчувствовала нелепую для середины лета простуду. От таких неприятных мелочей не спасало даже демоническое происхождение, так что мне стоило немалого труда удержать своё настроение хотя бы в рамках умеренно-паршивого. Чувствовавший это вампир привычным образом предложил свои объятия. Я не возражала, хотя от тяжёлой руки, перебирающей мокрые пряди, не стало теплее.
    Появление Валески вырвало меня из задумчивости, порождённой этим холодом. За спиной некромантки угрюмой тенью маячил Теодор, промокший, а оттого ещё более злой нежели обычно. Взгляд, которым нас с Кристофером одарил человек, в ночной темноте я прочла как раздражённый. Казалось что его выводили из себя наши невинные посиделки в обнимку. Хорошо хоть комментарии оставил при себе, иначе некромантке пришлось бы разнимать довольно плотный комок дерущихся.
    Но мы все проявили чудеса выдержки, молча дойдя до места проведения ритуала. То, что там творилось, заставило меня резко отшатнуться. Кристофер и Теодор синхронно обернулись, при этом их лица приобрели одинаковый зеленоватый оттенок.
    – Вал! – Мой голос был сдавлен не только от возмущения, но и от попытки удержать в себе поздний ужин.
    – Извините, ребята. – По тону было ясно, что некромантка не столько извиняется, сколько посмеивается над нами. – Сейчас я всё это прикрою.
    Коротко дёрнуло на Плане, накрывая поляну мороком. Запах свежепролитой крови и уже начавшего разлагаться тела никуда не делся, и, прежде чем обернуться, я прижала рукав к лицу. Остальные терпели, демонстрируя то ли мужество, то ли баранье упрямство.
    – Идите сюда, не стесняйтесь, мне понадобится ваша помощь. Посмотрим, что этот малыш успел увидеть перед смертью.
    Инстинктивно вцепившись в ладонь идущего рядом вампира, я осторожно приблизилась к раскрытой могиле. Там было пусто, но это всего лишь наведённая иллюзия, само тело не могло никуда деться. Об этом свидетельствовала и волна тёплой вони, заставившая навернуться слёзы на глаза. Подняв голову, я неуверенно посмотрела на начавшего сереть Теодора, потом перевела взгляд на Валеску. Некромантка сердито разглядывала забрызганный грязью и чем-то бурым подол платья. Заметив мой взгляд, она мило улыбнулась, но почти сразу же нахмурилась:
    – Ваш мальчик умер довольно неприятной смертью. Не уверена, что…
    – Оставь мне только План, ладно? – Я довольно быстро поняла её намёк. – Посмотрим, что за магия там творилась.
    – Кристофер?
    – Переживу, – решительности в словах Защитника явно было больше, нежели он испытывал на самом деле. – И не в такой грязи копались.
    Человек, плохо понимающий суть этой короткой беседы, обвёл нас недовольным взглядом. Валеска, постаравшись придать своему лицу максимально сочувствующий вид, легко коснулась руки блондина:
    – А тебе, дружок, придётся немного потерпеть. Постарайся больше смотреть по сторонам и подмечать то, чего можем не заметить мы. Это твой город, тебе он понятней.
    Теодор послушно кивнул, и не думав возмущаться. Я подивилась такту Валески: так аккуратно спровадить блондина, вскипающего при любом намёке на жалость… Леди Делия сегодня отличалась необыкновенной снисходительностью к чужим слабостям, по-видимому стараясь этим скомпенсировать предстоящие нам неприятные минуты.
    А они были не просто неприятными. На языке вертелось слово «омерзение» и несколько ругательств на демоническом наречии, в глубоком детстве подслушанные у Кайлы. И если я ещё сдержалась, то кое-кто из нашей компании не видел причин для соблюдения приличий.
    Не понять Теодора в тот момент было невозможно.

    Если меня не подводил тот слух, которым я воспринимала План, наш ныне покойный свидетель встретил свою смерть в каком-то малоприметном переулке Герно. Мотив был знакомым, и я вспомнила, что Кристофер нашёл тело недалеко от дома Виктора и первого места преступления. Видимо, однообразие было свойственно не только человеческим домам, но самому духу этих мест, выражающемуся протяжной, унылой мелодией. На миг мне стало не по себе, ибо показалось что этот плач никогда не закончится. Но тогда ещё живой хозяин воспоминаний пошевелился, его притихший было мотив зазвучал громче, и испуг прошёл, сменившись холодным азартом наблюдателя.
    Некоторое время ничего не происходило – наш «рассказчик» явно кого-то поджидал. Воспользовавшись заминкой, я попыталась найти в этой иллюзии следы друзей. Тщетно. То ли Валеска создала для каждого из нас свою копию воспоминаний, то ли сломленный большим количеством ворожбы дар отказывался воспринимать дополнительную информацию. В любом случае, сейчас мне оставалось положиться на себя и хорошо выполнить полученное от леди задание.
    Тихое бормотание переулка усыпляло. Будущий мертвец оказался на редкость терпеливым охотником и тоже не радовал яркими мелодиями. Я прислушалась к домам и их жильцам, надеясь обнаружить хоть какие-то следы мага, но нашла лишь мирно спящих горожан. Их было мало – подозрительно мало для такого количества домов: пожилая семейная пара с полудюжиной слуг, двое подростков, мучающийся кошмарами одинокий мужчина, уснувшая над колыбелью мать, измотанная дневными играми уличная детвора… Всего около двух десятков человек, в каждом из которых не было ни капли магической силы или нечеловеческой крови. И кто-то из них голыми руками отрывал головы взрослым мужчинам?
    Где-то вдалеке зазвенел колокол, отбивая первый час ночи. Охотник насторожился, собираясь; дождавшись, когда отзвучит последний призвук, он поднялся. Будущая жертва колдуна волновалась, чувствуя смесь неясного беспокойства и предвкушения. Я поспешила сосредоточиться на окружении, памятуя о том что за мертвецом следят Валеска и Кристофер. Возможно, именно это спасло меня от очередной встречи с безумной защитой и последовавшим за этим удара. Потому что стоило мужчине достигнуть середины переулка, как План взорвался знакомой какофонией с солировавшим в ней ритмом смерти. Это было… слишком быстро.
    Несколько секунд я оглушено трясла головой, силясь восстановить слух. Меня зацепило самым краем даже не самого заклинания, а его защиты, но и этого оказалось достаточно. Остальным, впрочем, тоже пришлось несладко. Кристофер нервно сглатывал, массируя виски, Теодора вообще не было, и даже непробиваемая Валеска смотрела на развёрстую могилу с неподдельным сочувствием.
    – Дрянь, – первым тишину нарушил вернувшийся из темноты человек. – Люди не заслуживают такой смерти, кем бы они ни были при жизни.
    – Никто не заслуживает такой смерти, – рассеяно возразила леди. – Даже бессловесные твари. Смерть не должна быть бессмысленной.
    – А она была? – рискнула подать голос я. – В этом… бедламе ничего не понять. Вы хоть что-нибудь нашли?
    – Не так быстро, девочка моя. Мне потребуется время, чтобы разобраться с чарами подобного сорта. Какая-то странная защита, полностью сбивает вектор источника.
    – А сам колдун нам на глаза заявиться не пожелал. – Оклемавшийся вампир сердито хмурился, глядя в темноту могилы. – Такое ощущение, что голова у этого парня взорвалась сама по себе.
    – Проклятые чернокнижники, – внёс и свою лепту вновь побледневший блондин, – вечно вам надо выпендриться! Как будто нельзя сделать всё то же самое без размазывания мозгов жертвы по стенам.
    – Возможно, что и нельзя, – сухо возразила Валеска. – Ладно, давайте попробуем ещё раз, вдруг заметим что-нибудь полезное. За пареньком следить бесполезно, а вот в округе наверняка найдётся пара интересных мелочей. Ашши, тебе приглушить влияние самих чар?
    – Если можно. Иначе после ещё одного такого залпа я останусь без ушей.
    А ведь почти не преувеличивала. Действительно, если мои друзья уже полностью восстановились и рвались в бой, то для меня окружающая действительность оставалась отгороженной нематериальной, но плохо пропускающей звук стеной. Это ощущение заметно отличалось от того, что появлялось после ворожбы в заколдованном переулке, и было не столь мучительным… Однако совет Кайлы и Марги беречь себя заставил начать думать, прежде чем с головой нырять в очередную авантюру. Пускай и под присмотром друзей.
    Во второй раз леди Делия выбрала более короткое воспоминание, ограничивающееся парой минут перед смертью жертвы. Я уже внимательнее прислушалась к мотивам спящих: пара, слуги, подростки, жертва кошмара, мать, дети… ничего. А в следующий момент План тонет в приглушённом, но всеобъемлющем шуме.
    На этот раз воспоминание не оборвалось. Некромантка будто бы заморозила его, заставив все ноты Плана длиться и длиться. Это было странное ощущение, плохо выразимое в словах или линиях, и возможное только в звуке. Пообвыкнув к нему, я позволила своему разуму услышать весь мотив целиком, выискивая хоть что-то цельное в какофонии чар.
    Бесполезно. Магическое отображение воспоминаний напоминало замёрзшее море: внутри жизнь, движение, потоки и скалы – а снаружи только идеально гладкая поверхность. Нет ни волн, ни поднятой ряби, за которые можно было бы зацепиться взглядом.
    Устало вздохнув, я вернулась к поочерёдному изучению спящих жителей. Шум мешал, но сквозь него можно было пробиться, не потратив при этом все накопленные силы. И даже не ощущавшееся раньше присутствие других исследователей теперь напоминало лёгкую щекотку у затылка. Стоило нам одновременно заинтересоваться одним и тем же объектом, как эта щекотка усиливалась, пробуждая желание обернуться. Даром что оборачиваться на Плане некуда, везде одно и то же звучание.
    – Это бесполезно, – первым, к моему удивлению, сдался Кристофер. Впрочем, вспомнив ту обречённость, что царила в настроении вампира во время нашего «перекура», удивляться я перестала. – Надо копнуть дальше и выяснить, кто и для чего нанял этого парня.
    – Не получится, – до непривычного серьёзная Валеска отрицательно покачала головой. – Мальчику устроили настоящую кашу из воспоминаний, более или менее на месте только этот фрагмент. Придётся работать с тем, что есть.
    – А толку? Если там ничего не происходит, то мы можем изучать пустоту до следующего сотворения мира!
    – Так ли ничего?.. – самодовольная усмешка в голосе блондина заставила меня внимательно посмотреть на него. – А ребята?
    – Какие ещё ребята?
    – В окне центрального дома маячит рожа молодого парня. Лет двадцать-двадцать пять, с такого расстояния точней не разобрать. Кажется, с ним ещё и девушка; не уверен, но видел второй силуэт.
    – Двадцать? Ты не путаешь? – Я нахмурилась, поскольку никаких «ребят» на Плане не чувствовала, а в указанном Теодором доме мирно спали два подростка лет четырнадцати.
    – Пока причин жаловаться на зрение не находил. А что, у тебя есть какие-то сомнения в моей наблюдательности?
    Ехидство в тоне человека сулило очередную склоку, но я не успела ответить ему. Эту неприятную обязанность взял на себя Защитник:
    – У меня есть. Я что-то никого бодрствующего не почуял.
    – Потому что не чуять надо, а глазами смотреть, – осклабился довольный возможностью поддеть Кристофера человек. – Привыкли полагаться на…
    – Тише, милый, тише. Сейчас мы во всём разберёмся.
    Ласковый тон Валески никого не обманул, неподчинение её словам сулило наглецу большие беды. И даже не потому, что леди отличалась какой-то врождённой злобой или властностью. Просто она работала, и очень не любила когда ей в этом мешают.
    Слова с делом у моей подруги не расходились. Она вновь воскресила память мертвеца, на этот раз не разделяя видимую часть и магическую. Четыре взгляда впились в небольшое окно под самой крышей грязно-желтого дома. Действительно, молодой парень – мой ровесник или около того. Ничего не понимая, я нырнула обратно на План. Там всё оставалось по-прежнему: слышались мотивы двух спящих подростков. Видимо, не меня одну зацепило это несоответствие, поскольку иначе чем разочарованием удивлённое шипение Кристофера не объяснялось. Никогда не замечала за ним такой яркой нелюбви к проигрышам.
    – Дурь какая-то, – удостоверившись в собственной неправоте, вампир осуждающе покосился на могилу, будто бы она была источником всех бед. – Там же магией даже и не пахнет! Ни нашим колдуном, ни каким либо ещё… ни посторонними. Такое ощущение, что этого парня просто не существует! У блика на воде и то строк больше, чем у него. Кто-нибудь мне это объяснит?
    С последними словами Защитник обернулся к некромантке, явно понимая нашу с Теодором непригодность на роль объясняющих. Но Валеска проигнорировала слова вампира, погружённая в собственные мысли. При этом некромантка нервно теребила конец расшитого пояска, выдёргивая из него блестящие нитки. Этот тревожный, совсем не подходящий мёртвой жест испугал меня сильнее всех предыдущих ритуалов вместе взятых.
Наконец леди пришла к какому-то конкретному выводу:
    – Кристофер, иди сюда, мне нужно пошептаться с твоим братом. А вы, – Валеска внимательно и очень серьёзно оглядела нас с блондином, – ждите здесь и никуда не уходите. Боюсь оказаться правой, но вас угораздило вытянуть хвост такой напасти, что не нам с ней разбираться.
    Я попыталась поймать взгляд Кристофера, однако нашла в его глазах такое же непонимание. Непонимание и страх – в исполнении вампира эти эмоции могли пробудить только панику.

    – Ладно, я ещё могу понять, что это может быть и не моё дело – знать, кого или чего мы ждём уже три часа и не ясно, сколько будем ждать ещё. Но хоть кто-нибудь мне объяснит, почему ждём именно здесь? Нет, я ничего не имею против кладбищ и особенно этого, так как здесь лежит парочка моих давних неприятелей… Но неужели тем же самым нельзя заниматься в доме, с потолка которого не льёт как из прохудившегося ведра?!
    Набившее оскомину ехидство человека пропало втуне: Валеска последний час вообще не реагировала на окружающий мир, поддерживая нашу защиту, Кристофер устало дремал, я же пыталась последовать его примеру. Получалось плохо, ибо мешали как упомянутый блондином дождь, так и само надоедливое брюзжание Теодора. От очередной перепалки меня удерживало только то, что, кажется, я исчерпала свой лимит скандалов на сегодня. А глухое раздражение стало просто-таки естественным состоянием вроде того же дырявого резерва.
    – Может хватит держать окружающих за неразумных детей? Я, кажется, задал вопрос!
    На мгновение проснулось детское любопытство: а не испаряются ли капли дождя, попадающие на кипевшего человека? Не испарялись. Убедившись в этом, я прикрыла глаза и заёрзала, пытаясь устроиться на широком, но жёстком плече Кристофера. Разбуженный моим движением вампир сердито покосился на блондина:
    – Мы ждём именно здесь, потому что хотим дождаться, при этом не составив компанию твоим дружкам. И благодари всех Демиургов разом, что у леди Делии, – Защитник бросил стремительный взгляд в сторону неподвижной некромантки, – хватает сил прикрывать твою дурную голову. Потому что после той деятельности, которую мы тут развили, без этой защиты у каждого из нас есть неплохой шанс закончить схожим образом.
    Два взгляда: недоумённый серых глаз и сердитый – тёмно-карих – сошлись на разрытой могиле. Некоторое время Теодор молчал, потом, сплюнув под ноги, на редкость лаконично поинтересовался:
    – Почему?
    – Потому что у проклятия, как и у тебя, с мозгами плохо. У него одна цель: обезопасить хозяина. Любой ценой. И чем ближе мы подбираемся к самому колдуну, тем решительней меры его защиты. Думаю, после этого, – вампир широким жестом указал на многочисленные следы проведённого Валеской ритуала, – дойдёт и до оторванных голов. Предвещая твой следующий вопрос: да, сдвинуть эту защиту можно, но не слишком далеко. Потому мы и ждём подмогу. Ты же у нас колдовать не научился?
    Удовлетворившись ответом, блондин, тем не менее, возмутился по поводу формы, в которой он был преподнесён. Кристофер, явственно скрипнув клыками, выслушал это очередное нагромождение площадной ругани, лишённой отличавшей Теодора виртуозности, и неохотно огрызнулся в ответ. Человек не остался в долгу, но сделал это без привычного задора.
    Они вяло переругивались почти четверть часа, пока вампир вдруг не осёкся на полуслове. По стеклянному взгляду и прорезавшим лоб Защитника морщинам стало ясно, что он с кем-то разговаривает. С кем-то, кто способен пробиться сквозь выставленный Валеской щит.
    – Идём. – Разговор не затянулся надолго. – Встречаемся у ворот, они уже открыты. Леди, вы нас доведёте?
    – Доведу, – глухо отозвалась некромантка. Взгляд её оставался всё столь же отсутствующим. – Показывай дорогу, мальчик.
    Кристофер поднялся, на ходу меняя форму и отряхивая одежду. Видящей сейчас мир исключительно через План Валеске требовался яркий ориентир, за которым она могла бы спокойно идти. Ну а постороннее внимание нам с такой защитой вообще не грозило, так что вампир мог воспользоваться даже не истинной, а звериной ипостасью – его бы всё равно никто не увидел.
    До назначенного места встречи добрались быстро, оседлав освободившихся лошадей. Леди взяла коня Защитника, он же сам бежал впереди нашей маленькой группки, изредка покидая пределы поддерживаемого Валеской контура. От этой неосмотрительности у меня всякий раз замирало сердце, но вампирские щиты пока держали удар. Кристофер лучше всех нас был подготовлен к подобного рода передрягам, и всё же я облегчённо вздохнула, когда мы ступили под каменную арку ворот. Это означало что самая опасная часть пути пройдена.

    В городе меня поджидал сюрприз, оценить степень приятности или неприятности которого оказалось неимоверно сложно. Я даже не знала, был ли он сюрпризом для остальных членов нашей команды! Кристофер, конечно, упоминал о поддержке, но не сказал в чьём лице она прибудет. Так что, когда я увидела, что толпа инстинктивно расступается, пропуская спешащего к нам «человека», мне стало не по себе.
    Остановившись шагах в пяти от нас, Марга внимательно оглядел изрядно потрёпанную «команду спасателей», которым ночь на кладбище не добавила покладистости. Кристофер встретил этот взгляд с кривоватой усмешкой, Теодор напустил на себя равнодушный вид, впрочем, не скрывавший его напряжённости, Валеска лишь приветственно кивнула. Я, не зная как поступить, почему-то уставилась себе под ноги. Сколько бы ни называл меня князь лидером, а в данный момент от одной бесталанной ведьмы ничего уже не зависело. Само появление лорда в Герно свидетельствовало об этом.
    – Идём, – Марга, как и Защитник незадолго до этого, не стал тратить время на пустые разговоры. – Кое-что я попытаюсь обрисовать по пути, но подробные объяснения придётся отложить до Города. И, леди, – поравнявшись с вернувшимся в привычный вид Кристофером, князь на мгновение обернулся к некромантке, – я могу попросить вас заняться тем делом, что привело этих везунчиков сюда? Не хотелось бы затягивать.
    – Разумеется, – Валеска медленно кивнула. – Только что же с той проблемой, о которой вы мне говорили? Новости подтвердились?
    Вампир на мгновение замялся, почему-то тревожно посмотрев на меня. Заметив этот взгляд, некромантка подогнала своего коня; спешившись, она зашагала рядом с Кристофером и Маргой. Нас с Теодором на импровизированный совет звать никто не собирался.
    Они говорили довольно долго. Я успела занервничать, успокоиться, рассердиться, испугаться… Что бы ни обсуждала в тот момент с вампирами леди, тема тревожила всех троих. Помрачнел даже Защитник, хотя после кладбища казалось что он и так угрюм – дальше некуда. Серьёзный и сосредоточенный князь, равно как и встревоженная некромантка нравились мне не больше.
Когда мы миновали третью по счёт торговую площадь, я не выдержала. Догнать заговорщиков оказалось не так уж и сложно, но при моём приближении они дружно замолчали.
    – Не надо, Аш, – слишком устало и ласково произнёс князь. Когда он в последний раз разговаривал со мной подобным тоном, мы едва не сцепились.
    – Почему? – я решила пока не огрызаться.
    – Потому что это не твоё дело.
    Несмотря на то, что вампир попытался смягчить свои слова интонацией, меня эта фраза задела. Ведь не личные же проблемы они обсуждали: в такое время и с такими лицами!
    – А вот это мне решать! Всё, что сейчас происходит – моё дело.
    Выдержать долгий, испытующий взгляд лорда было непросто, но вот не вспылить, после этого увидав равнодушную спину… Возможно, в Городе у меня и хватило бы терпения на подобный подвиг, но не в сумасшедшем Герно. Не тогда, когда существовала только одна правда: моя собственная.
    – Хватит, Марга. – Имя, которое я никогда не употребляла в разговорах с его владельцем, на удивление легко сорвалось с губ. – Я давно уже не ребёнок. И если случилось нечто, касающееся моих друзей, то оно касается и меня саму. Ты можешь считать по-другому, это твоя беда. Твоя – но не моя.
    Молчал князь, всё так же стоявший ко мне спиной. Молчала Валеска, никогда не вмешивающаяся в дела посторонних, будь они незнакомцы или близкие. Молчал и почему-то не торопившийся встрять в эту беседу Теодор.
    Зато мне ответил Кристофер. Его неожиданно хриплый голос, полный уже знакомой обречённости, легко перекрыл гул оставшегося позади рынка:
    – Скоро будет война.
    И снова драная, как старая тряпка, тишина накрыла нашу маленькую группу. Слышались возгласы торговцев, лай собак, детский плач из дома напротив… Всё так же светило прохладное утреннее солнце, напоминавшее о разгаре лета.
    – Война? – недоверчиво переспросила я.
    – Да, – Защитник кивнул, не обращая внимания на неодобрительный взгляд родича. – Светлые собирают силы, готовя против нас наше же оружие.
    – Магия?
    – Именно. Они не тренируют армий, они выводят колдунов, могущество которых безгранично. На одного из них мы и наткнулись. Поэтому я считаю, что ты тоже имеешь право знать об этом, Аш.
    – Но как… – я сама не знала, что именно хочу спросить.
    – Никто не знает. – Жестом приказав двигаться дальше, Марга устало пожал плечами. – Они оказались хитрее всех нас. Или же мы – слишком самонадеянны, сейчас это не имеет никакого значения. Важно то, что мы почти ничего не можем сделать, не развязав бойню первыми.
    Я ошарашено молчала. Последняя крупная война между народами случилась полтора века тому назад, когда даже Кайле было меньше, чем мне сейчас. Вообще, из всех моих друзей поучаствовать в ней успела только Валеска, но некромантка никогда не рассказывала об этих днях. Для меня они и вовсе были какой-то полузабытой легендой! И вот, новая угроза, обнаружившаяся слишком поздно. Страх ещё не пришёл, но хватало и тяжёлого удивления. Понятно, почему Марга не хотел говорить мне об этом!
    – Пришли, – мои размышления прервало негромкое замечание старшего вампира. – Здесь разделяемся. Леди Делия, вам нужен помощник?
    – Проводник, – поправила князя некромантка. И, по очереди оглядев каждого из нас, остановила свой взгляд на человеке. – Иди сюда, Тедди. Мы отправляемся вызволять твоего друга из тюрьмы, и ты мне в этом поможешь.
Несмотря на то, что просьба Валески больше напоминала приказ, блондин не стал артачиться. Подвёл своего коня к коню ведьмы, вопросительно взглянул на неё, но не проронил ни слова. В иной ситуации я бы подивилась такой покладистости, но нынче всё было более чем очевидно.
    В конце концов, он был человеком, и значит – светлым. И, если продолжить логический ряд, нашим врагом. Война между народами – не та ситуация, когда судят отдельные личности, она гребёт всех под одну гребёнку. Пускай я ещё не приняла этого, зато ощущала возникшее в нашей группе напряжение.
    – Кстати… – Уже попрощавшийся с Валеской князь свернул было в малоприметный переулок, но вдруг передумал и направился прямиком к человеку. – Чуть не забыл.
    Противореча собственному нежеланию медлить, Марга застыл напротив Теодора и с полминуты внимательно его рассматривал. Блондин ответил таким же прямым взглядом, хотя кривая усмешка свидетельствовала о внутренней готовности к любым неприятностям.
    – Мне следовало бы поблагодарить тебя, – медленно, тщательно выверяя каждое слово, начал вампир. – Пускай не по своей воле, но ты обнаружил угрозу, которую не заметили все наши маги и разведчики. Эта благодарность дорогого стоит, человек. Как считаешь, она стоит твоей жизни?
    Теодор паскудно ухмыльнулся, опуская ладонь на эфес шпаги:
    – Моя голова тебе не по карману.
    – Ошибаешься, – сухо возразил князь. – Но я не забываю тех, кто помог мне: специально или по воле случая. Потому сегодня не стану платить эту цену. Однако, – голос лорда стал ниже и в то же время громче, – если я ещё хоть раз узнаю о чём-то подобном… не уверен, что у меня найдётся столь же веская причина не отправлять тебя к Демиургам.
    – Клыки подбери, упырь. Меня словами не напугаешь.
    – Больше слов не будет.
    Вновь схлестнулись два взгляда. И, несмотря на то, что из-за разницы в росте Марга был вынужден смотреть на человека снизу вверх, именно блондин первым отвёл глаза.
    – Полагаю, мы договорились. Запомни: она не для тебя.
    – Но и не для тебя, приятель.

@музыка: устала.

@темы: "Город", Сказки и истории

URL
Комментарии
2010-11-19 в 22:19 

Дон М.А.Гарибальди
Вот это да-а-а-а-а... это даже не кирпич, а самая настоящая бетонная плита. Вот многое в голову приходило, но чтоб Теодор случайно откопал ТАКОЕ... :buh:

Итак, война будет скоро. Но "скоро" - понятие относительное... особенно по меркам существ, чей век в разы длиннее человеческого. Я правильно помню, что трамвайное хамло блондинистой наружности успеет угробиться до начала глобальных безобразий? (по крайней мере, в одном варианте развития будущего) Как-то не по себе при мысли о том, что в итоге ему пришлось бы выбирать между друзьями и "своими" по крови... :(

Не совсем уяснил, каким образом Крис и Теодор мародёрничали. Чьи карманы там можно обчистить, а главное, зачем? :hmm:

2010-11-19 в 22:25 

Мифоплет
Я не волшебник, я - сказочник.
Дон М.А.Гарибальди
Иногда банан - это просто банан, как в старом анекдоте про дедушку Фрейда. А скоро - действительно скоро. В следующем эпизоде цикла, если говорить точнее. Уж извините.

Чьи карманы там можно обчистить, а главное, зачем?
Трупа. На предмет всяческих неучтённых артефактов и прочих малоприятных "сюрпризов", мешающих страшному колдунству Вал.

URL
2010-11-19 в 22:36 

Дон М.А.Гарибальди
Мифоплет Извиняю.
Но... блиииин, но на чью же сторону встанет человек?!
Дорогая племянница, пожалуйста, оставьте его в Темном Городе, а? :beg:
Не хочет он к людям, чесслово, не хочет!


А, точно. Самое-то главное и забыл, тупко.

2010-11-19 в 22:49 

Мифоплет
Я не волшебник, я - сказочник.
Дон М.А.Гарибальди
Спокойней, спокойней, у меня все ходы расписаны на два года вперёд, а уж в предпочтениях персонажа я, смею надеяться, разбираюсь неплохо.

URL
2010-11-19 в 23:01 

Дон М.А.Гарибальди
*кусает батарею и нервно бегает по потолку*

2010-11-22 в 14:01 

Anda
A drawer & a honest art-thief.
Ну, раз я не успела с отзывом по предыдущей части, тут сложу всё вместе.

Во-первых, конечно, мои восторги по поводу Вал. Это, разумеется, даже больше, чем мне тогда удалось показать на игре, и это очень близко в деталях к тому, какой я её чувствую.
Кстати. Если понадобятся какие-то детали и конкретика по некромантии, я могу поделиться своими познаниями и тем, что рождалось в воспалённом мозгу с тех пор, как я впервые начала задумываться о том, как это могло бы быть. Хорошо сказала.
Что же касается характера. Да, много раз да. Особенно - неприкрытая издёвка: оставить картину открытой, показать её, и только потом спрятать под туманом. Это отлично, именно то, что нужно.
И главное — прочтение части с Валеской некоторым образом вдохновило меня. Вот это я считаю лучшим итогом. Спасибо)

Дальше, уже по обеим частям.
Мне очень нравится, как показаны отношения между персонажами. Ты права, живые, дальше больше, чем "совсем как у живых людей" — это "совсем как" в моём понимании можно убрать. Учитывая проклятие.
О нём. Вот говорят, что Миядзаки был так хорош в изображении всего, что связано с небом — погоды, облаков, динамики ветра, полётов — что критики признали небо полноправным персонажем большинства его фильмов (рука не поднимается назвать их "мультиками", но не о том). Так вот, получилось тут похожее — проклятье так славно въелось в поведение и героев, что стало персонажем. Это здорово.
Соглашусь с Доном, где-то он поминал, как хороша у тебя механика магии — она просто отлична, и в смысле "превосходна", и "не как везде".
И ещё. Я отлично понимаю, когда ты рассказываешь, как "резонируешь" с Ашши. Этого трудно избежать, потому что — я как читатель это вижу — вы действительно похожи. И сто сотый раз, да, именно то самое, про что говорили Олди, "вложить душу". Посему я представляю, что тебе, наверное, это не просто даётся (не оттого ли фиговое настроение в последнее время?). Браво, и спасибо. Это достойный и сложный труд.

*кланяется, снимая шляпу*

2010-11-22 в 17:07 

Дон М.А.Гарибальди
Анда :hlop:
Отлично сказано!

2010-11-22 в 20:53 

Anda
A drawer & a honest art-thief.
2010-11-26 в 22:58 

Мифоплет
Я не волшебник, я - сказочник.
Анда
За Вал я честно рада. Честно говоря, помятуя о том, что не бывает двух людей с одинаковыми восприятиями, я боялась что леди получится не такой, какой виделась тебе. Понятное дело, что персонаж, попавший в чужие руки, уже меняется, но вот совсем коверкать не хотелось. Пишу-то интуитивно, логику "старшеньких", в отличие от младшего поколения, я просчитать не могу. Кажется, в этой ситуации они должны поступать именно так...
За предложение консультации большое спасибо, возможно когда-нибудь я ей воспользуюсь - не для этой истории так для другой. У меня, конечно, все магические системы сильно авторские (долго я всё это продумывала... и продолжаю продумывать), но это не мешает мне тащить к себе всё что плохо лежит.

*Представила себе живое проклятие. Чертыхнулась, стремительно открещиваясь* Ой, не надо мне такой радости ;) Меня "оригинальные" характеры героев устраивают.
не оттого ли фиговое настроение в последнее время?)
Увы, нет. Да и как ты себе представляешь: писала-то я всё это полгода тому назад, а плющит сейчас, при редактировании? Нет, не то... Другое дело, что мне сейчас приходится сталкиваться со схожими проблемами - оттого и буяню.

URL
   

Таверна "Мифы"

главная